Dostoevsky.fm – это не радио

Михаил Копьев. Реквием 1991 г.

Это спектакль электротеатра Станиславский, поставленный молодым режиссером Александром Никитиным. По-видимому, заглавие спектакля пародирует известный анекдот о том, что только культурный человек знает, что Достоевский Ф.М. – это не радиостанция. Автор как раз и придумал одноименную радиостанцию, на эфир которой и были приглашены зрители спектакля. Спектакль этот поставлен в расчете на продвинутого культурного зрителя, имеющего вполне сформированные эстетские вкусы и прочитавшего не только Достоевского и Пушкина, но произведения тех писателей и философов, цитаты которых звучат на волнах придуманного радио наряду с музыкой В.А. Моцарта. Автор экспериментирует и как бы играет с текстами Ф.М. Достоевского.

В первом акте для раскрытия образа князя Мышкина показаны два второстепенных эпизода из романа «Идиот». Оба эпизода раскрывают характер князя – эмпатичного, доверчивого, может чуть больше, чем того требует здравый смысл, и не вполне способного противостоять чужому манипулированию, даже тогда, когда это манипулирование замечает. Основная линия романа – отношения Мышкина с Настасьей Филипповной выведена за рамки повествования, о ней напоминает лишь декорация в виде огромной кровавой лужи, разлитой по сцене, напоминающей эшафот, танцующая девушка в красном (Мария Поночевная), пытающаяся своим эпатажным поведением спровоцировать главного героя, и рабочие сцены, демонтирующие декорации в костюмах палачей.

Второй акт переносит зрителя в дом Николая Ставрогина, где происходит объяснение между ним и его возлюбленной Лизой Тушиной. Зритель замечает, что роль героя «Бесов» во втором акте исполняет тот же актер, что и героя «Идиота» в первом (Олег Курлов). После атмосферы высочайшей концентрации и напряжения первого акта зритель погружается в атмосферу полной безысходности второго. Эта безысходность подчеркивается декадентским оформлением сцены – бледно- сиренево-лиловая одежда героини и элегантный желтый диванчик выполнены в стиле модерн.

Третий акт – это уже Пушкин. Его «маленькая трагедия» «Моцарт и Сальери». Цвет акта – белый. Сцена представляет собой огромную кровать с белыми постельными принадлежностями. Прожекторы, расположенные над сценой испускают бледно-сиреневый цвет, и все белое в зале начинает отражать этот свет и отсвечивать флуоресцентным нежно-голубым тоном. Актеры – Олег Курлов в роли Моцарта и Юрий Дуванов в роли Сальери (в первом акте он играл генерала Иволгина), облаченные в ночную одежду, пытаются развенчать уже набившую оскомину фразу о несовместимости гения и злодейства. Ведь в произведении Пушкина речь шла о зависти, толкающей на злодейство; перед Сальери стоял выбор: остаться гениальным, но вторым, или стать первым, но потерять свой дар.

Маленькая трагедия – это не смерть Моцарта, это когда нет рядом унитаза или ночного горшка. Именно об этом вторая часть третьего акта, основанная на письмах молодого Моцарта (Евгений Капустин) к своей кузине Марии Анне Фекле Моцарт (Вера Кузнецова, во втором акте она исполняет роль Елизаветы Тушиной). Постмодерновое окончание спектакля направлено на снятие напряжения у зрителей, накопившееся за время просмотра спектакля. Гении тоже люди, – об этом не следует забывать, пытаясь подсмотреть их повседневность и интерпретировать их жизненные коллизии и пристрастия, давая суровую оценку, так свойственную «большинству». Наверное, о том, как формируется позиция большинства, история из наших дней – про Крымский мост и баранов.

Благодарю сообщество 

 за приглашение в театр.

This entry was originally posted at https://zharevna.dreamwidth.org/1146125.html. Please comment there using OpenID.

https://zharevna.livejournal.com/1226718.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading…

Leave a comment

Ваш e-mail не будет опубликован.